June 19th, 2017

О ЧЕМ ГОВОРЯТ И О ЧЕМ МОЛЧАТ

В последние дни Киев начал делать очень много заявлений, а Порошенко вообще ведет себя так, словно на будущей встрече с Трампом тот назначит его любимой женой (как не вспомнить его эпическое "я сьогодні гей"). Если без шуток, то хунта как-то очень резко сменила риторику и выдала ряд заявлений на корню разрушающие безальтернативные соглашения, которые и так собственно не работали.

Сегодня Верховная Рада выдала очередную порцию для размышлений - законопроект о реинтеграции Донбасса, который готовят по поручению президента Украины. Он будет предусматривать наделение провозглашенных Донецкой и Луганской народных республик неким отдельным правовым статусом. Как оппозиционные, так и провластные СМИ углядели в этом некую победу русской дипломатии.

http://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/4347761
https://www.ridus.ru/news/255059

Хотя для людей думающих головой, сказано было слишком много, чтобы верить в игру словами профессиональных писак, славящих разного рода многоходовки и хитрые планы. Что предусматривает этот самый "особый статус", прямым текстом высказала представитель президента Ирина Луценко:

"...Законопроект будет направлен на усиление способности защиты и обороны государства в зоне АТО. Мы говорим о правовом статусе военных действий, о признании правового статуса отдельных неподконтрольных территорий Донбасса..."

Приложив к этому все заявленное ранее депутатами и главой СНБО (явно не посторонние активисты с улицы), получается что Донбасс таки получит в рамках Минских соглашений особый статус. Вот только это будет статус оккупированных территорий. Кроме того особый статус получат оккупированные хунтой территории Республик - военные положение и статус зоны боевых действий, а не антитеррористической операции. Единственно пока немного смущает что вводя военное положение, хунта как-бы объявляет войну РФ, но думаю для того и мутят всем миром законопроект, чтобы подыскать максимально удобную формулировку.

Тымчук высказался более откровенно о готовящемся законопроекте:

"Чем предлагается заменить АТО? По сути – войсковой операцией, руководимой не СБУ (как сейчас, в режиме АТО), а оперативным штабом. Общее руководство оперативным штабом будет осуществлять президент как верховный главнокомандующий, по вопросам обороны также руководство осуществляет генштаб. Президенту дается право, как решать вопросы использования сил и средств ВСУ в операции, так и привлекать другие силовые структуры, но под общим руководством военных. Все нынешние военно-гражданские администрации или военные администрации в случае создания последних также "замыкаются" на оперативном штабе".

Тут уже не намеки, а прямой текст о войсковой операции и даже четкий план подготовки к ней. И пока в Москве и Донецке с Луганском неистово веруют в сакральный минск и заявляют про безальтернативность, Киев готовится к полномасштабной войне, о чем радостно рассказывают политики и военные разных рангов.

Хотя есть и... нет, не радостные, скорее непонятные новости. Как-то мимоходом проскальзывают сообщения о продвижении в районе Мариуполя. В массовое дезертирство и продажу позиций я не верю категорически, от подобного в ВСУ путем жестких репрессий вылечили еще 2015 году. Точно так же я не верю в то, что эти позиции отбила Народная Милиция - во первых перевес у укров в технике и живой силе колоссальный, во вторых просто некому и нечем, в третьих - если даже собрать всех способных пойти вперед, так сакральные соглашения не пустят.

Из того что дошло до меня, корпус продвинулся в районе Водяного от 500 м до километра и вернул под контроль ряд важных высот, феерически прое...ных в течении прошлого года. Причем операция провернулась с шумом но без пыли - позиции укров практически прямой наводкой расхреначили из тяжелых калибров, жестко подавили попытки контрбатарейной стрельбы и отправили клоуна Басурина позировать для русских телеканалов. В общем на лицо участие тех, кого там нет, единственно непонятна причина отсутствия визгов хунты о "російськой агресії".

Вариантов есть несколько, но все они противоречивы:

1) Если хунта готовится сдать Мариуполь, то к чему эти кривляния с военным положением?
2) Если хунта готовится наступать, то почему не использовали такой хороший повод для возобновления полномасштабных БД?
3) Если готовится взятие Мариуполя ихтамнетами и корпусом, то опять таки почему хунта молчит и игнорирует очевидное?
4) Если готовится сдача куска территорий в рамках конструктивного партнерства, то к чему это продвижение?

В общем как человек опытный могу сказать только одно - снова готовится какой-то гнилой договорняк с участием одного очень богатого татарина, результатом которого снова будет куча убитых славян, разрушенных домов и скорее всего Мариуполь окажется по другую сторону фронта, по крайней мере все на это показывает. Поздравлять в случае чего мариупольчан не буду, ибо вкусить прелести прифронтовой жизни и благополучия Республик врагу не пожелаешь, хотя опыт личного общения с жителями Мариуполя показывает что они согласны и на фельдмаршала, лишь бы не выродки из Азова.

А вообще как сказал классик: "Всё страньше и страньше, всё чудесатее и чудесатее...". Гадать не будем, подождем естественного развития событий, хотя подготовится рекомендую - как и к чему спросите у жителей Дебальцево, они в свое время не от хорошей судьбы стали в этом вопросе специалистами.

ГДЕ БЫЛИ НАШИ ГЛАЗА

Совместная работа с Донецким (http://donrf.livejournal.com/). Именно ему принадлежит ценная находка эпического интервью А.Захарченка, датированное 2014 годом. Не будем ни оскорблять, ни судить, просто приведем цитаты и в конце ссылку на полный материал. Судите сами:

"...Зайдешь в мой верховный совет и поймешь, что там верить никому нельзя, он тут у нас, на углу. Самое страшное, что для некоторых война — способ зарабатывания денег, передел сфер влияния… Моя мечта… Вы же спросили, какая у меня мечта? Да, у меня есть мечта. Может, она идиотская. Может, вы будете над ней смеяться. Многие так и делают — смеются. И я на месте этих людей тоже смеялся бы над такой мечтой..."

"...Только что приходил Абхаз — командир интернациональной бригады. Во вчерашнем бою у него есть трехсотые. Одному оторвало кисть руки. Инвалид. Я его сегодня видел. У меня тоже кисть была почти оторвана. Может, это и не так страшно. Страшнее было бы, если бы ему оторвало руку по плечо. Или пробило осколком голову..."

"...Я бы с удовольствием сходил в Варшаву. Есть у меня счеты с поляками. Я бы посмотрел в подзорную трубу на город Львов… Хотя у меня целое подразделение из Львова воюет — львовский «Беркут». Но и у них сильное желание сходить к себе в город..."

"...На меня уже было два покушения. Не считая тех боев, в которых я участвовал. Я очень горячий по натуре человек, и мое подразделение участвовало во всех крупных сражениях этой войны. И почти во всех боях я был со своим подразделением. То есть я не бросал никогда своих пацанов. Ходил с ними. Во все рукопашные. Во все танковые атаки. И так далее, и так далее, и так далее… В освобождении Шахтерска. Шахтерск — это для нас как Сталинград. Возможность потерять свою жизнь я имел неоднократно..."

"...Когда смотрел по телевизору на Майдан и понимал, что мы для них — рабы. Они воспринимают нас как рабов. И вот чтобы не стать рабом, я достал лопату и выкопал из своей клумбы личный автомат...Помимо автомата у меня там еще лежали два пистолета, ящик гранат и снайперская винтовка...В этом плане я — настоящий украинец: шоб було..."

"...Я рос среди цыган и неплохо гадаю по руке. Но себе на руку я не могу смотреть..."

"...Мы тогда находились у Бородая — Стрелков и я. И мы с ним... очень плотно ругались по поводу сдачи Славянска. У нас был просто дикий скандал. И перед тем, как оттуда выйти, я произнес фразу: Вы, Игорь Иванович, для нас по-другому пахнете..."

"...Обороняя Краматорск, мы понимали, что обороняем самый мощный энергоузел Донецкой области. Обороняя Курахово, мы обороняем единственную теплоэнергостанцию, которая питает Донецк. Не отступая с дамбы Славянской, мы бы понимали, что поим водой всю Донецкую область. Бес почему не ушел из Горловки? Потому что там «Стирол». Он был ранен, лежал. Но его подразделение оставалось там. Знаешь, почему? Потому что Бес — местный..."

"...Когда все только начиналось, и я посылал людей в бой, и они шли по моему приказу и умирали, выполняя задачу или не выполняя ее, я, честно говорю… у меня внутри было сильное что-то такое… А потом в один прекрасный момент там что-то сломалось. После этого я больше не посылал людей на смерть без себя. Вот идет подразделение — и я иду с ними. Я рядом иду. Я выполняю боевую задачу вместе с ними. Стреляю, в меня стреляют. Мы сходимся в рукопашной. Мы сидим в окопах. Меня режут, и я режу в ответ… А потом мне мои пацаны сказали, когда меня раненого вытащили: «Бать, мы все прекрасно понимаем. Мы знаем, почему ты идешь с нами. Не такие уж мы дураки. И мы ценим это. Но если ты погибнешь, что будет с нами? Мы и так пойдем, куда ты скажешь. Но останься живым. И сделай так, чтобы наши семьи получили то будущее, о котором мы мечтали и за которое мы погибли. То будущее, о котором мы мечтали, сидя в окопах и оря песни, потому что патроны кончились и нас ждала рукопашная». А девяносто пять процентов подразделения были ранены. Семь из ста не были задеты, но и у троих из них были контузии..."

"...Поэтому я и отпускаю по двести человек врагов, потому что они — дети от восемнадцати до двадцати одного года. Но я оставляю офицеров, батальон «Донбасс», «Азов», «Айдар». Я оставляю снайперов и корректировщиков..."

"...Я видел столько героических поступков. Я видел предательство. Я видел трусость. Я помню глаза восемнадцатилетнего пацаненка, который, обвязавшись гранатами, кинулся под гусеницы танка...Не успел. Я находился на другой стороне дороги. Я только успел подбежать и поймать его последний взгляд. Этот пацан подорвал танк, потому что танк лез на раненых. Их там лежало около тридцати человек. Он хотел их тупо передавить гусеницами и даже не стрелял. А пацаненок пожалел их. У него самого были перебиты ноги, но у него были гранаты..."

"...Когда Шахтерск был предан, нас туда пришло сто семьдесят восемь человек, а против нас была группировка из трех тысяч. У них было двести единиц боевой техники, а у нас — шесть. Мы за двое суток город практически освободили. По всем законам военной тактики, нас — наступавших — должно было быть минимум в три раза больше. А нас было в десять раз меньше. Это другая война. И жестокость тут — другая. И трусость — другая. Эта война хуже гражданской войны семнад-цатого года. Сказать почему? Потому что это война со своими..."

"...Страшная вещь на самом деле — предательство. В Минске у меня был выбор — предать или не предать. Я не предал..."

Читайте полную версию (http://expert.ru/russian_reporter/2014/39/nachalnik-donbassa/), чего вам искренне советуем, подача материала журналистом достойна отдельной оценки. И главное - интервью опубликовано в начале октября 2014 года, через несколько дней этот человек станет главой Донецкой Народной Республики.