February 12th, 2021

НЕ СОВСЕМ ПОНЯТНО И СОВСЕМ НЕ ИНТЕРЕСНО

Не знаю кто назначил армянскую дамочку главной по пиару хитрого плана, однако пора ей объяснить что дончане уже давно не веруют в слова, пусть их даже и произносит сам верховный из бункера. Да и трижды переобутся в течении месяца, слишком даже для последователей ХПП.

Не так давно на очередном сборище непонятно кого и неясно за чей счёт, группа лиц армянской национальности разом перекрыли все озвученные ранее выверты пропаганды о единой пророссийской Украине, удивив даже самых циничных личностей. Помнится мне, лично верховный из бункера со своим МИДом бросились опровергать сказанное диаспорой.

И тут опять переобувание на ходу в крайне короткие сроки, хотя к слову очень насыщенные событиями, которые показали что: а) Крым не простят и Донбасс в подарочной упаковке не примут; б) даже внутри страны нет иной опоры, кроме как на тех, кто в первую очередь и должен выносить одно тело с Кремля. Посему и состоялся следующий любопытный диалог вышеописанных персонажей:

"В 2014 году была Русская весна, не пора ли наступить "русскому лету", то есть в том смысле, что надо уже забрать Донбасс к себе, а то по нему опять начнут стрелять" — спросила Симоньян.

Президент России подчеркнул, что вопрос воссоединения региона с Россией "сложный и важный", поэтому он будет принимать это решение лишь только "в интересах всех россиян и опираясь на то обстоятельство, что это касается их всех".

Он добавил, что будет рассматривать этот вопрос и взвешивать.

"Но мы же не бросим Донбасс", — уточнила Симоньян.

"Нет, Донбасс не бросим", — пообещал Владимир Путин.


К слову, все это происходит на фоне усиливающихся обстрелов и гибели мирных жителей, что само собой добавляет в данный ХПП особенную изюминку. А если учесть что все военные профессионалы, знакомые с этим направлением в один голос (не смотря на личную неприязнь) твердят о скором наступлении т.н."ВСУ" и плачевном состоянии Народной милиции, то получается совсем похабно и обещание в очередной раз "своих не бросать" и вовсе прозвучало как угроза.